Что такое ментальные нарушения у детей?

Вашему ребенку нужен дефектолог, — услышала я как-то в телефонную трубку мнение компетентного специалиста. Ну уж нет. Никакой дефектолог моему ребенку не нужен. В то время я слабо себе представляла, чем этот таинственный дефектолог занимается. Но, судя по названию, к сыну это явно отношения не имеет. В итоге к дефектологу мы все-таки попали… два года спустя.

Ментальные нарушения у детей в наше время — явление настолько распространенное, что, мало удивляет. Все больше родителей в курсе таких понятий как аутизм, гиперактивность, задержка психического развития, алалия и др.

Многие, к сожалению, вынуждены погружаться в проблему для того, чтобы помочь собственным детям. Коррекция ментальных нарушений содержит массу нюансов. Но самое главное, чем раньше ее начать, тем успешнее она пойдет.

 

Что такое ментальные нарушения у детей?Мой ребенок считается «пограничным».  Он не вполне «особый» и не вполне соответствует общепринятым нормам развития. Со стороны сын выглядит не типично, но не настолько, чтобы, скажем, дать ему инвалидность.

Что такое ментальные нарушения

Реабилитацию моего «пограничника» можно сравнить с игрой в тетрис. Собираешь замысловатые детали в линию, и она исчезает. Нашей семье необходимо решать ряд задач для того, чтобы ребенок, например, перестал бояться собак. Сначала обозначается проблема, потом ищутся причины, способы решения, и в итоге поставленный вопрос так или иначе закрывается. Иногда не до конца. Только на одну такую операцию требуются  долгие месяцы, порой годы.

Собак сын пока побаивается, но уже не впадает в панику, когда видит их. А самое главное в этом процессе — вовремя успеть. Мы начали складывать свои линии поздновато, уже совершив много ошибок.

В младенчестве сын казался образцовым ребенком. Он спокойно мог лежать в своей кроватке или на коврике с игрушками, был очень доброжелателен, приучен к режиму. Улыбчивый, сообразительный мальчик.

Казалось, что он опережает сверстников, потому что быстро учится повторять за взрослыми, показывать ладушки, пить из чашки. Кроме того, ребенок довольно рано пошел.

Пока ровесники, в лучшем случае, переваливались по детской площадке, держась за мамину руку, сын уже уверенно носился по всему двору.

Что такое ментальные нарушения у детей?

В полтора года у него случился регресс в развитии, сопровождавшийся почти полным отказом от взаимодействия и постоянными истериками. Так как ребенок был маленьким, я связала это с кризисом взросления. Врачи соглашались с моими гипотезами.

Уже потом я узнала, что регресс не происходит в один момент. Предпосылки к нему всегда есть. Нежелательные факторы копятся до тех пор, пока проблема не становится очевидна.

Если бы я обратила внимание на то, что происходило еще до обострения, возможно, его можно было бы избежать.

Что такое ментальные нарушения у детей? Нарушения в протекании беременности и родов

Когда мы принесли малыша из роддома, все окружающие восторгались, как он старается поднять головку, лежа на животе. Позже выяснилось, что у него сильный тонус мышц шеи.

А сколько еще «мелочей» мы также упустили? Ведь и чрезмерный плач, и проблемы со сном, и гипертонус (слишком напряженные мышцы), и гипотонус (слишком расслабленные) — все это поводы для тщательного обследования и последующего наблюдения.

Причины дисгармоничного развития моего ребенка до сих пор не известны, но специалисты, смотревшие его, считают, что большинство ментальных нарушений объясняются либо генетической предрасположенностью (это не наш случай), либо сбоями, произошедшими во время внутриутробного развития или родов.

У меня оба эти процесса прошли в целом благоприятно, тот факт, что ребенок родился с двойным тугим обвитием, никого не напугал. Множество детей, рожденных подобным образом, включая меня саму, совершенно не вспоминали впоследствии об этой небольшой неприятности.

Но не максимальная оценка по Апгар, а после, приличный тонус мышц шеи, все же должны были спровоцировать меня посетить, к примеру, остеопата. Мы попали к этому специалисту лишь спустя три года и получили отличные результаты после пары первых сеансов.

Приведи я на прием младенца, кто знает, насколько проще нам было бы сейчас.

Что такое ментальные нарушения у детей?

Теперь непонятно, послужило ли обвитие причиной последующих проблем. Скорее всего, оно стало одной из многочисленных предпосылок, но в любом случае, я жалею сейчас, что ограничилась лишь формальным наблюдением ребенка в первый год его жизни. Плюс ко всему, мы долго не решались на второго ребенка, поскольку даже благоприятные в целом роды не гарантируют отсутствия нарушений в будущем.

Коммуникативные нарушения

Каждая мать внимательно следит за развитием ребенка, особенно, если речь идет о первенце. На что мы обращаем внимание? Когда прорезаются зубки, когда малыш сел, пополз, встал, пошел. Когда появляется лепет и звучит первое слово. Как показала практика — этого мало и, в случае с ментальными нарушениями, это не всегда основные критерии нормативности.

Однажды, когда сыну не было еще и года, увидев, как другой малыш потянулся к матери, когда та хотела взять его из кроватки, я поймала себя на мысли, что у нас такого нет. Тогда я не думала, что это важно. А между тем, это показывает, что ребенок не взаимодействует полноценно.

Позже он не умел обниматься и целоваться, мы специально учились давать пять и здороваться за руку. Сейчас я понимаю, что мой ребенок не кивал головой, не делал, например,  обиженного лица, до сих пор ему нужно подкреплять свои эмоции словами. «Мама, ты купила мне мороженое, я так обрадовался».

С возрастом, мимика стала богаче.

Что такое ментальные нарушения у детей?

Кроме того, ребенок не смотрел мне в глаза. Так как до этого детей у меня не было, я понятия не имела, как малыши долго держат зрительный контакт. Я даже не замечала, что сын отводит взгляд. При этом он лучезарно улыбался фотоаппарату, и это сильно притупляло мою бдительность.

А между тем, отсутствие глазного контакта, практически обязательный спутник многих ментальных нарушений. Оно влечет за собой проблемы во взаимодействии, имитации, любой коммуникации, даже речи.

Обрати я внимание сразу, я бы раньше обнаружила, что ребенку нужна серьезная помощь. Тому, что другие дети впитывают из среды каждый день, мой сын и такие, как он, должны долго учиться.

И, конечно, чем раньше начать обучение, тем скорее усвоится навык.

Мы с соседскими детьми ходили смотреть на строительный кран. Все показывали  пальцами, кто-то выучил слово «кран». Краном малышей шантажировали, награждали, обучали. Одним словом, это была любимая достопримечательность нашего двора. Мой ребенок совершенно не заинтересовался агрегатом.

Никаких эмоций ни кран, ни лошади на конюшне, ни собаки у него не вызывали. Привлекали только игрушечные коляски, которые он мог катать туда-сюда на протяжении всей прогулки. Плюс ко всему, он был очень спокоен (если не отбирать игрушечную коляску), мог подолгу заниматься сам с собой, не ел песок и не пытался добраться до стирального порошка.

Знакомые завидовали, потому что ни у кого дети не были такими «удобными».

Что такое ментальные нарушения у детей?

Я прочла, что при некоторых ментальных нарушениях, например, при аутизме, отсутствует указательный жест. У моего ребенка он присутствовал. Но совершенно не в том виде, который исключает аутизм. Сын по просьбе показывал картинки в книжках, но никогда не делился со мной своими открытиями. Возможно от того, что не было никаких открытий.

Младшая годовалая дочь показывает мне то, что кажется ей интересным. Она не говорит, но понятно, что кошка, которая бежит по улице, строительный кран, да просто лампа на потолке, привлекли ее внимание и она хочет рассказать мне, с ней можно вести прекрасный диалог. При этом, она совершенно не показывает картинки в книжке.

Сын с удовольствием демонстрировал то, чему был обучен. На вопрос «Сколько тебе годиков» показывал пальчик и говорил «один», заканчивал стишки Барто, изображал, как разговаривают животные (впрочем, после полутора лет, он прекратил это делать).  При этом спонтанно ничего не происходило. Ни в речи, ни в поведении.

Малыш послушно выполнял предложенные задания, но самостоятельно мог только катать коляску или машинку. Он не приносил книжки, чтоб я ему читала, хотя охотно слушал, не просил печенья и сушки, хотя любил их. Тогда меня что-то смущало, но я не понимала, что именно. Сейчас понимаю. В нем было слишком мало ребенка.

Такой маленький исполнительный взрослый.

Пробуждать и усиливать познавательный интерес — кропотливая работа. Ребенка можно обучить, натаскать, но нельзя заставить его ХОТЕТЬ узнавать новое. Остается лишь постепенно открывать ему окружающий мир, аккуратно показывая его возможности. Если начать раньше, ребенок упустит в жизни меньше.

Двигательные и сенсорные нарушения

Мы с сыном ходили в центр раннего развития. Там я заметила, что он не умеет прыгать на двух ногах. Все малыши умеют, а он нет.

Кроме того, было очевидно, что по сравнению с другими детьми, он несколько раскоординирован. Я не придала этому значения, поскольку сама неловкая.

На самом деле координация, двигательная активность, ощущение своего тела — все это необычайно важно для гармоничного развития.

Сейчас много внимания уделяется мелкой моторике. Об этом знают все, даже самые неопытные мамы. Но несправедливо забывают о крупной.

Если ребенок не прыгает, не может освоить ступеньки, если вам не нравится, как он движется, обязательно обратите на это внимание. Существуют нормы двигательного развития, с которыми неплохо сверяться.

Я в свое время посчитала эти нормы надуманными, поскольку сын мало куда вписывался. Теперь жалею об этом.

Что такое ментальные нарушения у детей?

Помимо двигательных, существуют также сенсорные нарушения. То есть дисфункция восприятия. Ребенок может чувствовать не так как мы, более обостренно (панически бояться громких звуков, или прикосновений, может быть избирателен в еде, обостренно реагировать на запахи и т.д.).

Реакция на раздражитель бывает бурной, и часто принимается родителем за капризы.  На самом деле, обыденные для нас вещи могут доставлять ребенку настоящие страдания. Мой сын сильно кричал, когда я стригла ему ногти, мыла голову. В определенный момент он начал панически бояться резиновых игрушек.

И мне казалось, что это капризы.

Но с такими нарушениями успешно можно работать. Занятия сенсорной интеграцией помогают почувствовать свое тело, снизить дискомфорт от раздражающих факторов, и, как следствие, не отвлекаться на неприятные ощущения, получая полезный опыт. Например, спокойно смотреть мультфильм в кинотеатре, не реагируя на слишком громкий звук.

У моего сына основной прогресс в развитии начался именно на фоне работы с телом, крупной моторикой, органами чувств.

Я буквально видела, как в мозгу у ребенка из разрозненных кусочков складывается цельная картина мира и ощущение себя.

Сейчас он почти не боится стричь ногти, спокойно моет голову, научился нырять и плавать, а заодно читать, писать и кататься на велосипеде. Сожалею я лишь о том, что не начала эту работу раньше.

Когда я заводила разговор о том, что с сыном что-то не так, мне все, включая ближайших родственников и даже врачей, говорили, чтоб я не выдумывала и не залечивала. Конечно, приятнее было согласиться.

Я жалею, что не сумела остаться объективной, а вместо этого с удовольствием придумывала и принимала отговорки: это мальчик, все дети разные, перерастет, характер, избалован, научится в саду.

Читайте также:  Чем лечить фарингит у ребенка?

Ведь самое сложное даже не обнаружить предпосылки ментальных проблем, а согласиться с тем, что они есть и нужна помощь.

Специальные учреждения

В Санкт-Петербурге работают учреждения, в которые можно придти с ребенком до трех лет. Например, Институт Раннего Вмешательства (ИРАВ). Название говорит само за себя, здесь работают с малышами. Детей внимательно смотрят, подробно говорят с родителями и, в случае необходимости, предлагают занятия.

Наведаться в подобное учреждение стоит при малейших сомнениях. Многие боятся детских психиатров, дефектологов и из-за этого оттягивают визит к специалисту, открещиваются от проблем. Парадокс в том, что если таковые действительно есть, то в итоге ребенок все равно попадет в эти центры и к этим специалистам. Но время будет уже упущено, и какие-то вещи можно уже никогда не исправить.

Что такое ментальные нарушения у детей?

Моему сыну сейчас шесть лет. Мы стараемся складывать наш тетрис и помогаем ребенку быть счастливым, хоть он и воспринимает мир вокруг немного по-своему. Внутри семьи мы многое переосмыслили, и очень стараемся, чтобы кубики по максимуму складывались в линию.

У нас неплохо получается, есть еще куда стремиться.

Часто я думаю о том, что было бы, если бы мы приступили к реабилитации  сразу, как только я начала замечать проблему, если бы мы придали должное значение тому, что казалось нам ерундой…  Но, как известно, история не терпит сослагательных наклонений.

Источник: https://littleone.com/publication/1281-mentalnye-narusheniya-u-detey

Первые признаки ментальных нарушений у детей: узнать в лицо

Нет, наверное, такого родителя, который хотя бы раз не задался вопросом, с тревогой вглядываясь в лицо своего ребёнка: а вдруг с ним что-то не так? Особенно актуально это сегодня, когда со всех сторон на мам и пап выливаются потоки информации, в которой тяжело разобраться и сориентироваться. Так когда же действительно имеет смысл начинать волноваться и обратиться за помощью к специалистам?

Что такое ментальные нарушения у детей?

Аутизм

Признаков аутизма очень много, нет четких критериев, дети все разные и проявляются аутизм у всех по-своему. Но следующие особенности поведения и развития должны насторожить родителей:

  • был регресс в развитии, ребенок утратил часть уже сформировавшихся навыков (речь, самообслуживание, коммуникация, игровая деятельность). Речь начала развиваться по графику, но затем пропала и так и не вернулась, или ребёнок начал говорить на своём «птичьем», никому не понятном языке) и т.д.; распадаются навыки коммуникации (перестаёт смотреть в глаза, улыбаться и т.д.), самообслуживания
  • ребенка не радуют, а порой и пугают новые игрушки, новая одежда, новая мебель в комнате; может отказываться входить в комнату после перестановки в ней мебели;
  • ребёнок не реагирует на своё имя после трёх лет, трудно привлечь его внимание;
  • речь развивается с выраженной задержкой или ребёнок так и не начал говорить к трём годам; речь не используется для коммуникации, ребёнок говорит словно сам с собой, при этом в речи может быть сочетание лепетных слов и слов сложных – эскалатор, трактор и т.д.
  • у ребёнка частые, сильные капризы и истерики, причины которых определить не получается;
  • ребенок не всегда реагирует на громкие звуки, порой кажется, что у него нарушен слух, но при этом слышит даже тихие звуки в другом конце квартиры;
  • не понимает обращенную речь, не выполняет команды и элементарные просьбы;
  • нет указательного жеста, не пытается объясниться мимикой и жестами, речь монотонная или странно интонирована: голос высокий, напряжённый, или, наоборот, хриплый, глухой;
  • не обращается за помощью, добивается всего плачем или действует рукой взрослого; использует другого человека так, как будто это неодушевленный предмет, например, забирается по нему, как по дереву, чтобы достать конфеты с верхней полки;
  • не повторяет действия взрослых, нет копирования и повторения бытовых действий;
  • есть проблемы с приучением к горшку, не стремится овладеть навыками самообслуживания по подражанию;
  • ребенок редко смотрит в глаза или смотрит, но на лицо в целом, вскользь, его трудно дозваться или сфотографировать, не удерживает сколько-нибудь длительно контакта «глаза в глаза»; не узнаёт себя в зеркале; на лицо собеседника словно «смотрит, но не видит», взгляд «зеркальный»;
  • ребенок редко ищет утешения у матери, не делится с другими людьми своей радостью, интересами, достижениями (например, не приносит и не показывают другим предметы, которые ему нравятся)
  • ребенок не ищет общения. Не волнуется при разлуке с матерью; после трёх лет может легко уйти с чужим человеком. Может оставаться в комнате один, часто такие дети радуют в раннем возрасте взрослых тем, что они «удобные», «могут сами себя занять»;
  • уклоняется от ласк и прикосновений даже близких взрослых, на руках не принимает «удобную позу»: отстраняется, растекается или наоборот напрягается, сам не инициирует контакт;
  • к трём годам нет интереса к сверстникам, нет попыток взаимодействия и общих игр. Не умеет общаться, игнорирует других детей или раз за разом пытается наладить контакт непонятным другим способом;
  • тяжело воспринимает изменения в повседневной жизни, предпочитает пользоваться одними и теми же маршрутами на прогулке, даёт открывать книжку только на одних и тех же любимых картинках; смотрит одни и те же мультфильмы; сутками может слушать одну и ту же песенку;
  • у ребёнка появляются длительные странные игры с перекладыванием игрушек, сортировкой, может выкладывать игрушки в длинные ряды и т.д. Нет ролевых игр («дочки-матери» и т.д.). Настойчивое внимание к частям предметов, а не игрушкам в целом; может быть предпочтение неигровых предметов – верёвочек, кусочков ткани, цепочек и т.д.;
  • Может очень долго смотреть на какие-то предметы или действие, которые не соответствуют обычным детским интересам: банкоматы, рельсы, бегущую строку в транспорте, домофон, стиральные машины, крутящиеся колёса у машин и т.д.);
  • У ребенка регулярно наблюдаются повторяющиеся движения: взмахи, хлопки, кручения рукой или пальцами, или сложные движения всего тела. Может махать руками, начинает ходить на цыпочках, часто наклоняет голову, машет головой или бьется, теребит волосы или уши, качается, перебирает пальчиками у лица;
  • Выраженная негативная реакция на манипуляции с телом: стрижку волос, мытьё головы, закапывание в нос, попытку надеть на него варежки, шапки, носки и т.д.;
  • У ребёнка необычные страхи: пылесоса, дрели, фена, определённых предметов одежды или игрушек и т.д.;
  • У ребёнка нет чувства «края», опасности, создаётся ощущение, что он слишком бесстрашный: может вырывать руку, убегать без оглядки на родителей; залезать высоко на лестницы и горки на детской площадке, сидеть на подоконнике открытого окна. Это не проходит к 3 годам, когда в норме у ребёнка должно появиться чувство самосохранения в основных жизненных ситуациях;
  • возможна слабая либо слишком острая чувствительность к боли, — ребёнок словно не замечает, когда падает и сильно ударяется, даже когда рана сильно кровоточит;
  • мелкая и крупная моторика отстает от возрастного уровня, либо развита неравномерно: ребенок может быть неуклюжим, постоянно задевать углы, врезаться в стены, но при этом проявлять чудеса ловкости, когда дело касается его интересов: виртуозно собирать крошки с ковра, залезать на шкаф и в другие труднодоступные места.

Детская шизофрения

Что может быть возможным признаком развития шизофрении у ребёнка и требует незамедлительной консультации специалиста?

  • Странные фантазии, отличающиеся особой стойкостью, ребёнок не проводит разницы между собой и персонажем, которого он отыгрывает: так, называя себя «кошечкой», принимает пищу только из мисок на полу, на вопрос: «Кто ты?» не называет своё имя, не говорит, что он мальчик или девочка, а упорствует в том, что он «кошка». Говорящие дети более старшего возраста могут просить, чтобы их называли другими именами, рассказывать о невидимых никому друзьям, которые приходят к ним.
  • Непонятные страхи – ребёнок либо сам не может объяснить, чего он боится, либо, напротив, чётко описывает «чудовищ» или людей, которые приходят к нему по вечерам, может чётко показать, где они стоят. Может упорно отказываться отвечать на вопрос, чего он боится.
  • Существенно ухудшился уровень бытового и социального функционирования: ребёнок перестал следить за собой, умываться; предпочитает играм с друзьями уединённое времяпрепровождение в своей комнате, хотя раньше был общительным; ухудшилась успеваемость на развивающих занятиях, в саду или в школе; ребёнок словно «глупеет», начинает вести себя соответственно более раннему возрасту.
  • Во время разговора ребёнок прерывает беседу и оглядывается по сторонам, словно прислушивается к чему-то, при этом теряет нить беседы. Порой речь становится бессвязной. Жалуется на голоса в голове, которые кричат, указывают, комментируют и т.д.
  • Немотивированная агрессия, жестокость; эмоции сглаживаются, уплощаются, становятся всё менее различимыми. Ребёнок может демонстрировать эмоции, неадекватные ситуации, например, смеяться, когда сообщают о грустном известии.
  • В рисунках появляется яркая контрастная цветность, не соответствующая сюжету (синяя трава, оранжевое небо и т.д.), вопреки сложившемуся мнению, чёрный цвет в рисунках далеко не всегда свидетельствует о развитии шизофрении, чаще свидетельствует о депрессивных расстройствах. Могут наблюдаться повторяющиеся, пугающие сюжеты: существа с зубами, оторванными конечностями, чрезмерно большими глазами.

Умственная отсталость

Какие признаки в развитии ребёнка могут указывать на возможную умственную отсталость?

  • Ребёнок с опозданием начинает ползать, сидеть, ходить, лепетать.
  • Ребёнок ведёт себя как более младший по возрасту. Иногда – и выглядит младше своих лет.
  • Равномерное интеллектуальное отставание, ребёнок либо «тугодум», либо отвечает сразу, но первое, что придёт в голову. При этом в интеллектуальном развитии нет областей, в которых ребёнок был бы ярко успешнее, чем в остальных;
  • К трём годам у ребёнка не появляется осознанной сюжетной игры. Он словно не может себя ничем занять: бесцельно бродит по комнате от одной игрушке к другой, берёт игрушку, бросает её и тут же тянется за следующей.
  • Навыки самообслуживания (еды, одевания, посещения туалета и т.д.) осваивает со значительным опозданием, и видно, что даются они ему непросто;
  • Ребёнок чрезмерно социально наивный, на детской площадке у него легко отобрать игрушку, он не пытается её вернуть, отстоять, в более старшем возрасте его легко обмануть, его часто выставляют виноватым в коллективных шалостях, зачинщиком которых был не он;
  • Ребёнку с огромным трудом даётся учебная деятельность, он постоянно неуспешен на занятиях в саду или школе в тех заданиях, которые его сверстники осваивают легко.

Генетические синдромы могут принимать самый разный облик: быть похожи на аутизм, умственную отсталость, сопровождаться дополнительными проблемами: эпилепсией, проблемами физического развития и т.д. Большая часть генетических синдромов сопровождается особенностями внешнего вида, нарушением рисунка на руках и пальцах. Однако не всегда эти особенности столь очевидны.

Порой эти черты довольно сглажены, и при внешнем осмотре довольно сложно понять: ребёнок похож на кого-то из родственников или его черты изменены из-за генетического заболевания? Однако, если у ребёнка есть задержка развития и при этом несколько специалистов кардинально расходятся во мнении относительно диагноза, имеет смысл обратиться за консультацией к врачу-генетику.

В любом случае, если родителям кажется, что есть какие-то проблемы в развитии у ребёнка – необходимо преодолеть страх и обратиться к специалистам. Даже если диагноз подтверждается – своевременно начатая коррекционная работа позволяет решить многие проблемы и в перспективе даёт ребёнку возможность жить полноценной жизнью.

Читайте также:  Как проявляется краснуха у детей?

Источник: https://materinstvo.ru/art/18437

Ментальные нарушения у детей и помощь родителям

Что такое ментальные нарушения у детей?

Ментальные нарушения у детей в настоящее время — явление частое, нередкое и уже мало удивляет. Все больше родителей знают, что такое аутизм, гиперактивность, задержка психического развития, алалия и др. Порой такой информации много, но она зачастую не соответствует действительности. Поэтому необходима помощь родителям детей с ментальными нарушениями.

Что такое ментальное нарушение (расстройство)?

Ментальное расстройство (МР) – это психическое заболевание или нарушение психического (интеллектуального) развития, которое ограничивает способность человека работать или обслуживать себя, а также осложняет процесс интеграции в общество.

Согласно данным ВОЗ, психические отклонения имеются у каждого пятого человека на планете. К сожалению, в нашем обществе люди с ментальной инвалидностью воспринимаются как что-то из ряда вон выходящее.

В понятие ментальной инвалидности входят нарушения психического и умственного развития: аутизм, шизофрения, эпилепсия, умственная отсталость, дефекты речи, генетические заболевания, органические поражения ЦНС, деменция, клиническая депрессия и другие. Перечисленные патологии могут сопровождаться нарушениями опорно-двигательного аппарата, потерей зрения и слуха.

Дети с ментальными нарушениями бывают разные. У них могут быть разные степени нарушения интеллектуального развития или тяжести психического заболевания, а также они отличаются друг от друга по характеру.

Поэтому они вынужденно изолированы от общества.

Однако независимо от вида нарушений таких деток, их чувства, желания, эмоции и потребность в самовыражении равноценны чувствам, желаниям, эмоциям и потребности в самовыражении других людей.

Родители детей с ментальными нарушениями вынуждены погружаться в проблему, чтобы помочь собственным детям. Коррекция ментальных нарушений содержит много особенностей, но самое главное, чем раньше ее начать, тем успешнее она пойдет.

Но в то же время у семьи, воспитывающей особого ребёнка, возникает множество трудностей и проблем. На наш взгляд, работая с такими детьми, главная трудность связана с дефицитом эмоциональной поддержки, позитивных контактов, общения с людьми, которые в состоянии понять проблемы семьи.

Проект «Ментальные нарушения и помощь родителям»

Что такое ментальные нарушения у детей?

В Тамбовской области реализуется пилотный проект «Ментальные нарушения и помощь родителям». Он позволит разрешить проблемы, оказать помощь родителям, у которых дети с ментальными нарушениями, в том числе и с синдромом Дауна.

Тамбовская область вошла в число пяти регионов Российской Федерации, которые при содействии Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, участвуют в реализации пилотного проекта. Кроме нашего региона, в проект вошли Алтайский край, Кемеровская, Курганская и Архангельская области.

Я являюсь руководителем рабочей группы по реализации этого проекта в образовательном учреждении. На базе центра «Гармония» города Рассказово организована деятельности группы взаимопомощи родителей, воспитывающих детей с ментальными нарушениями, в том числе с синдромом Дауна, которая оказывает помощь родителям.

Группа взаимопомощи родителей (далее — группа) — это сообщество родителей, объединенных с целью повышения психолого-педагогической компетентности в вопросах воспитания, развития и социальной адаптации детей с ОВЗ посредством психолого-педагогического просвещения.

Деятельность группы представляет собой реализацию программ активной поддержки родителей, воспитывающих детей с ментальными нарушениями.

Уже состоялось два собрания группы родителей, где они познакомились друг с другом, узнали план нашей работы, получили первые рекомендации.

Источник: https://stznaniy.ru/mentalnye-narusheniya-u-detej.html

Что такое ментальная инвалидность? Как общаться с такими людьми и опасны ли они? Стыдные вопросы о психических расстройствах

Недостаток информации о людях с психическими расстройствами порождает настороженность: непонятно, чего ждать от такого человека и как не обидеть случайно. По просьбе «Медузы» создатели проекта «Дело Пинеля», посвященного правовой стороне психиатрической помощи, отвечают на стыдные вопросы о психических расстройствах и ментальной инвалидности.

Вы читаете статью, вышедшую в рамках нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В ноябре 2019 года она посвящена людям с инвалидностью. Все материалы программы — на специальном экране.

Что вообще такое ментальная инвалидность? Это вежливое название умственной отсталости?

Ментальной называют инвалидность, вызванную психическим расстройством.

Психическое расстройство само по себе не обязательно ведет к инвалидности. Психические расстройства отличаются друг от друга: одни длятся недолго и не имеют серьезных последствий для жизни пациента, другие становятся хроническими и существенно меняют жизнь человека.

Инвалидность — понятие социальное. Она присваивается, если из-за болезни или травмы человек не может (или может, но с трудом) самостоятельно передвигаться, учиться, работать и общаться.

Панические атаки, депрессия, а в некоторых случаях шизофрения и биполярное аффективное расстройство (БАР) могут не влиять на вышеперечисленные способности — в таких случаях не будет оснований для установления инвалидности.

Инвалидность могут получить пациенты с хроническими психическими расстройствами в тяжелой форме: например, люди с шизофренией, умственной отсталостью, последствиями черепно-мозговых травм, инсультов и кровоизлияний в мозг, люди с деменцией.

Тяжелое течение БАР или часто повторяющиеся эпизоды депрессии тоже могут привести к инвалидности. Важно, что причиной инвалидности будет не само расстройство, а невозможность обойтись без помощи в ежедневной жизни.

В официальных документах это называется ограничением жизнедеятельности.

Чтобы человеку присвоили инвалидность, нужно подтвердить официально, что ему нужна социальная помощь. В России этим занимаются бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ).

В них работают врачи, но сами учреждения относятся не к Министерству здравоохранения, а к Министерству труда и социальной защиты. Сотрудники бюро МСЭ устанавливают группу инвалидности, решают, нужны ли человеку средства реабилитации и ухода (трости, кресла-коляски, подгузники и многое другое, в том числе собаки-проводники).

Инвалидность по психическому расстройству устанавливают специализированные бюро МСЭ, где работают врачи-психиатры.

Пациентам с психическими расстройствами могут присвоить третью, вторую или первую группу инвалидности (расположены по возрастанию степени ограничения жизнеспособности), а ребенку до 18 лет будет присвоен статус «ребенок-инвалид».

В справке об инвалидности, которую выдает МСЭ, не указывается диагноз. В графе «Причина инвалидности» может стоять формулировка «общее заболевание» — чаще всего при психических расстройствах встречается именно она.

Понимают ли люди с ментальной инвалидностью, что у них ментальная инвалидность?

Большинство людей с инвалидностью по психическому расстройству понимают, что им присвоена группа инвалидности. Часть людей с психическими расстройствами не понимают, что они — люди с инвалидностью. Но, как правило, это пациенты с заметно сниженной памятью и интеллектом (например, при деменции), и в их случае непонимание своего социального статуса — меньшая из проблем.

Как себя вести, когда общаешься с таким человеком?

Психическое расстройство не обязательно будет заметно при общении с человеком. То же самое применимо к инвалидности. Но если вы знаете об инвалидности собеседника или его родственника, лучше отложить расспросы об этом до более близкого знакомства, чтобы не создавать ситуацию, в которой всем будет неловко.

Не стоит также интересоваться, почему здоровый на вид человек с инвалидностью не работает. Хронические психические расстройства часто развиваются у людей в молодом или зрелом возрасте.

На вид человек может выглядеть физически здоровым, но снижение волевых функций и нарушения мышления при шизофрении, например, снижают способность работать так же, как любое другое серьезное заболевание или травма.

Какие в мире есть варианты государственной политики по отношению к таким людям? Какой подход лучше всего?

Может показаться, что пенсий и бесплатных лекарств достаточно для социальной поддержки людей с инвалидностью, но это не так.

Во-первых, размер пенсии по инвалидности (а она меньше трудовой) не позволяет говорить о возможности достойной жизни.

Пенсию дополняют льготы на проезд и лекарства, которыми человек может распорядиться самостоятельно — например, отказаться от них в пользу денежной компенсации.

Но при любом выборе он останется в уязвимом положении: с одной стороны, денежная компенсация невелика, с другой — в закупках лекарств, которые проводят региональные министерства здравоохранения на деньги федерального бюджета, случаются перебои.

Во-вторых, жизнь человека с инвалидностью, как и остальных людей, не сводится к выплатам и лекарствам. Хороший вариант государственной помощи — программы проживания с поддержкой.

Они позволяют человеку с инвалидностью жить самостоятельно при условии, что его регулярно навещает социальный работник. Например, в Финляндии такой поддержкой в основном занимаются некоммерческие организации (НКО).

Сейчас эта практика приходит и в другие страны, в том числе в Россию.

Еще один вариант социальной помощи — поддерживаемое трудоустройство. Инвалидность не всегда связана с полной потерей способности учиться или работать.

Человек с тяжелым или хроническим психическим расстройством, вовлеченный в трудовой процесс, одновременно тренирует социальные навыки и испытывает чувство собственной нужности, включенности в общество, важное для благополучия любого человека.

В России уже есть первые попытки вводить такое трудоустройство, но до широкой практики еще далеко.

В целом, помощь людям с инвалидностью должна охватывать разные стороны жизни и при этом подстраиваться под индивидуальные потребности. Этого можно добиться с помощью государственной программы, разные части которой выполняют разные НКО, специализирующиеся на отдельных узких задачах.

Для этого нужны не только деньги и подготовленные специалисты, но еще два фактора: воля государства к подобным изменениям и готовность общества видеть людей с инвалидностью частью своей привычной среды.

Отдельная проблема — люди с нарушениями психики и работы центральной нервной системы, не способные даже на минимальный уход за собой. В России нет точной статистики по этой группе, но, вероятнее всего, речь идет о сотнях и тысячах человек по всей стране.

Таким людям нужен постоянный профессиональный уход, и обеспечить его на дому практически невозможно. Как правило, рано или поздно они оказываются в психоневрологических интернатах (ПНИ) — местах с дурной славой.

Было бы странно вовсе закрыть ПНИ, не имея альтернативы — но реформировать их в сторону большей гуманности необходимо.

Могут ли люди с ментальной инвалидностью вступать в брак и воспитывать детей?

Люди с инвалидностью по психическому расстройству заводят отношения, вступают в брак и заводят детей. Это делают не все, и причина здесь не только в самой болезни, но и в ее стигматизации.

Любые запреты на основании социального статуса — дискриминация. Сама по себе инвалидность и невозможность работать не означает, что человек должен быть лишен жизни в обществе и шанса завести семью. Здоровье и успех в семейных отношениях не связаны напрямую. В конце концов, есть масса здоровых и трудоспособных людей, которые не справляются с воспитанием своих детей и даже вредят им.

Человек с инвалидностью не перестает быть человеком. Даже если нам кажется смешным или нелепым, что такие люди тоже хотят отношений и секса, такая реакция характеризует скорее нас, чем людей с инвалидностью.

Люди с тяжелыми психическими расстройствами имеют право заниматься сексом, как и все остальные, если они этого хотят. Секс — важный источник положительных эмоций и способ укрепления отношений, для людей с инвалидностью в том числе.

Отдельную роль играет сексуальное образование для детей и подростков с ментальными проблемами. Речь идет не только о навыках использования контрацепции, но в большей степени об изучении своего тела и правилах сексуальной безопасности. Ребенок или подросток с умственной отсталостью может легко стать жертвой сексуальных преступлений, и обучение поможет уменьшить риск.

Инклюзивное образование для людей с ментальной инвалидностью — это хорошо? А умственно сохранные дети не пострадают?

Залог успеха инклюзивного образования — в принятии отличающегося ученика или студента группой и преподавателями. Без этого образование не принесет пользы и даже может навредить.

Родители других детей могут опасаться, что ребенок с особенностями будет перетягивать на себя все внимание учителей или нарушать дисциплину в классе — и это скажется на успеваемости всех остальных. На это есть два ответа.

Во-первых, нарушать дисциплину и мешать остальным может и психически здоровый ученик. Во-вторых, инклюзивное образование требует хорошей подготовки не только педагогов и класса, но и самого ребенка. Не каждый ребенок с психическим расстройством может учиться в обычной школе. Для таких детей разработаны специальные программы обучения, в том числе индивидуального и надомного.

Зато, если инклюзивное образование правильно организовано, ученики такого класса получают уникальный социальный опыт, улучшают навыки коммуникации и эмоционального реагирования. Ведь учеба — источник не только знаний, но и социальных навыков, и сложно сказать, что важнее.

Польза для учеников с ментальными расстройствами также очевидна — они получают образование с хорошими перспективами и оказываются лучше подготовлены к жизни в обществе.

Ментальная инвалидность означает полную недееспособность?

Нет, не означает. Недееспособность — юридическая категория, означающая неспособность человека руководить своими действиями или понимать их значение. Она требует доказательства в специальном порядке — через судебное заседание и судебно-психиатрическую экспертизу.

Сама по себе инвалидность по психическому расстройству, даже первой группы, не означает автоматического лишения дееспособности. И не всякого человека с инвалидностью по психическому расстройству можно лишить дееспособности.

Почему вообще это случается с людьми?

Как мы уже говорили, психические расстройства не всегда приводят к инвалидности. Как правило, причиной инвалидности становятся болезни хронического характера, которые приводят к необратимым изменениям в структуре и работе головного мозга.

Читайте также:  Сколько должен работать увлажнитель воздуха?

Например, с частью симптомов шизофрении — галлюцинациями и бредом — можно справиться с помощью лекарств.

Но на другие симптомы — специфические нарушения мышления и утрату побуждений и яркости эмоций — нейролептики действуют слабо или не действуют вообще.

Причиной инвалидности при шизофрении часто становятся проблемы с выполнением обычных трудовых задач и нарушение целенаправленной деятельности.

Деменция при болезни Альцгеймера и сосудистая деменция вызывают проблемы с памятью и потерю навыков самообслуживания. Из-за этого пожилому человеку требуется постоянная помощь и может быть присвоена инвалидность.

Международная классификация болезней () выделяет также группу психических расстройств, при которых не происходит нормального развития головного мозга.

Их причиной могут быть травмы, заболевания нервной системы (эпилепсия), метаболические нарушения (фенилкетонурия), хромосомные нарушения (синдром Дауна) и многое другое.

Пациенты с такими расстройствами часто имеют сложности с освоением знаний и навыков, нужных для самостоятельной жизни и работы. Это тоже становится причиной для установления инвалидности, как правило с детства.

Существует мнение, что при БАР и депрессии инвалидность не дают, но это не так. Тяжелая степень БАР или часто повторяющиеся депрессивные эпизоды могут лишить человека возможности работать, а это уже основание для получения инвалидности.

Люди с ментальной инвалидностью опасны?

Нет исследований, которые бы подтвердили, что люди с инвалидностью по психическому расстройству опаснее, чем люди без нее.

При этом исследования показывают, что пациенты, страдающие психическими расстройствами, чаще становятся жертвами преступлений, чем преступниками.

Пациенты с ментальными расстройствами и те из них, кто получил инвалидность, — это уязвимая социальная группа, которой нужны защита и поддержка общества, а не дополнительный контроль силовых структур.

Как предложить помощь человеку с ментальной инвалидностью или его близкому, чтобы она не была навязчивой и не ставила под сомнение их возможности?

Как и при общении с другими людьми, важно показать свою готовность помочь. Не всем людям с психическим расстройством и инвалидностью нужна постоянная помощь. Многие из них справляются с повседневными делами, но нуждаются в помощи в более сложных задачах — как и здоровые люди. Достаточно будет четко обозначить свою готовность прийти на помощь, если эта помощь понадобится.

То же самое справедливо и для родственников. Если вы видите, что человек, занятый уходом за родственником, истощен или просто устал, достаточно сказать: «Выглядишь уставшим. Если нужна помощь, я рядом». Для многих людей, занятых подобным уходом, мысль о посторонней помощи может показаться унизительной и вызывать чувство стыда. Это надо помнить.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/11/20/chto-takoe-mentalnaya-invalidnost-kak-obschatsya-s-takimi-lyudmi-i-opasny-li-oni-stydnye-voprosy-o-psihicheskih-rasstroystvah

Чем опасна гиперопека и как перестать вредить ребёнку с ментальными нарушениями

Володе 16 лет. Его рост — метр девяносто. Он заканчивает девятый класс. Мама вытирает ему нос платком, а он никак на это не реагирует. Потом выясняется, что Володя никуда не выходит из дома без мамы. Он и на вопросы не может без неё ответить. У Володи аутизм, но не он мешает ему самому следить за чистотой носа, перемещаться по городу и отвечать на вопросы.

А мама Сони с гордостью рассказывает, что до 10 лет одевала дочку, а до второго класса носила в школу на ручках.

В 17 лет у Сони проблемы с общением: она чувствует себя неуверенно со сверстниками, не может самостоятельно собрать сумку в школу и разбрасывает по дому использованные прокладки.

У Сони тоже есть психиатрический диагноз, при этом у неё абсолютно сохранный интеллект и модельная внешность.

Таких случаев в моей практике десятки. Родительская гиперопека мешает нормальному развитию даже абсолютно здоровых детей. А уж если ребёнок страдает душевным заболеванием, то фактически превращает его в инвалида. При этом практически нигде она не достигает таких масштабов и не доходит до абсурда, как в семьях, где растёт ребёнок с ментальными особенностями.

Почему родители излишне заботятся о детях

Родители, особенно матери, задавлены виной, стыдом, страхом, раздражением, усталостью и ещё целой гаммой чувств. Научить здорового ребёнка обслуживать себя самостоятельно — зачастую квест на выдержку, терпение и настойчивость. И далеко не все родители успешно через это проходят.

В случае с особыми детьми всё это в сто раз сложнее. Им часто объективно труднее учиться, сложнее переносить собственные неудачи в силу хрупкости психики.

У таких детей полно проблем с взаимоотношениями со сверстниками, воспитателями, педагогами.

Добавьте к этому косые взгляды других мамаш, продавцов и просто прохожих, от которых у родителя сжимается сердце и появляется почти инстинктивное желание ребёнка защитить, спрятать ото всех и облегчить ему жизнь.

Примите во внимание усталость от бесконечной, многолетней и часто безуспешной борьбы за то, чтобы ребёнок был как все.

Прибавьте раздражение на него за то, что он другой, а ещё чувство вины перед ним и за это раздражение, и за сам факт его неполноценности. Если ребёнок единственный, то в нём одном всё — смысл, боль, надежды и отчаяние.

А ведь ещё может влиять работа, неустроенная личная жизнь, куча забот и внутренняя опустошённость.

Как проявляется гиперопека

Гиперопека может принимать разные формы. В зависимости от этого и взгляды на ребёнка у родителей могут быть различными.

1. Ребёнок — хрустальная ваза

За него дико страшно. Кажется, что он фактически нежизнеспособен. Если его оставить одного, то всё.

Такое отношение встречается либо у тревожных родителей, либо если с ребёнком внезапно случается беда, например психоз. Как бы ни с того ни с сего, лет в 14–15. До того был обычный подросток, который ходил в походы, влюблялся, общался, учился. А потом безумие и больница.

Со временем всё наладилось, но у мамы внутри что-то надломилось. Установившееся равновесие кажется очень хрупким, ситуация как будто всё время висит на волоске. И вот уже мама не отходит от девочки ни на шаг. Держит её за руку, заглядывает в глаза, подносит и убирает.

А ведь психика после психоза — это как рука после перелома, когда уже всё срослось и сняли гипс. Эмоции, воля, мышление в это время ослаблены. Чтобы они восстановились, нужна постоянно увеличивающаяся продуманная нагрузка. Кстати, физическая работа и самоорганизация в быту в этом случае очень полезны.

2. Ребёнок — скелет в шкафу

За него дико стыдно из-за того, что он другой. Его хочется спрятать ото всех. Семья резко ограничивает круг общения, ребёнка стараются не брать на общие праздники, где будут посторонние. С ним и на детскую площадку не ходят, ведь там другие мамы и их нормальные дети.

В дальнейшем — занятия по индивидуальной программе или на дому, дистанционное обучение в колледже или вузе. Ребёнка не отпускают одного в магазин, а в метро с ним ездят только в крайнем случае. Такая гиперопека создаёт невидимый шкаф, в котором спрятан ребёнок.

3. Ребёнок — скаковая лошадь

В основе такого отношения — ставка на выдающиеся способности ребёнка в ущерб всему остальному. Зачем будущему шахматисту или учёному убирать за собой, мыть посуду, ходить в магазин? У него просто нет на это времени, да и не это главное. Однажды все переживания и труды окупятся, появятся деньги, слава, домработница.

Нередко так родители относятся к ребёнку-аутисту, развивающемуся крайне неравномерно. На фоне общего отставания он заметно опережает сверстников в чём-то одном. Но часто с возрастом это сглаживается, а ставка родителей не срабатывает.

4. Ребёнок — козёл отпущения

Его считают виновником рухнувших надежд, развода, несложившейся жизни. В основе такого отношения — обида на жизнь, вымещающаяся на ребёнке как на наиболее лёгкой мишени. Конечно, такие переживания в открытую не проявляются. Один из распространённых вариантов их прикрытия — неустанная забота, призванная ещё больше ослабить, подавить и привязать к себе покрепче.

Конечно, эти разделения весьма условны. Ребёнок может переходить из одной роли в другую или находиться сразу в нескольких. И, конечно, в подавляющем большинстве случаев никто сознательно не хочет причинить ему зла.

Как перестать опекать ребёнка

Шаг первый. Признайте факт гиперопеки

Честно признайтесь себе, что делаете за ребёнка те вещи, с которыми он вполне мог бы справиться и без вашей помощи.

Шаг второй. Поймите, зачем вы это делаете

Казалось бы, зачем менять сложившуюся систему. Да, гиперопека, но такое отношение сохранялось годами и уже стало привычным.

Задайте себе вопрос: «Что станет с моим ребёнком, если я вдруг тяжело заболею или умру?» А ведь это может случиться в любой момент. Его ждёт психоневрологический интернат для хронически психически больных.

Жуткий исход для того, кто привык к любви, семье и своим вещам. Обычно это заставляет задуматься.

Иногда помогают новые отношения, увлечения или беременность. Родителям становится жалко тратить время на то, чтобы бесконечно готовить и убирать за подростком.

Если вы сознательно хотите изменить ситуацию, но сами не можете, попробуйте обратиться к психотерапевту. Огромную пользу приносят также группы для родителей детей с ментальными особенностями. Многие там впервые открыто обсуждают проблемы взаимоотношений со своим ребёнком, делятся опытом, получают поддержку.

Шаг третий. Найдите мотивацию для ребёнка

Интерес к освоению навыков самообслуживания в быту естественно присутствует лишь у маленьких детей. До подросткового возраста вы можете рассчитывать, что ребёнок будет слушаться вас только потому, что вы его родитель. Но в дальнейшем при попытке его чему-то научить он, скорее всего, вас проигнорирует или даже пошлёт.

Здесь хорош пример сверстников или влияние внешнего авторитета (друг семьи, учитель, тренер). На короткое время мотиваторами могут выступать карманные деньги, желаемая покупка или развлечения, доступные после выполнения обязанностей по дому. Но если этим злоупотреблять, аппетиты ребёнка быстро вырастут, а ресурсы родителей истощатся.

В этом случае поможет практика социального тренерства. Молодые люди, столкнувшиеся с душевным расстройством и успешно справляющиеся с его последствиями, становятся социальными тренерами для своих ровесников или ребят помладше. Они помогают им осваивать навыки готовки, уборки, ухода за собой. Кроме того, параллельно они общаются и обсуждают важные вещи.

Шаг четвёртый. Не торопитесь и обучайте ребёнка постепенно

Чтобы ребёнок с ментальными особенностями освоил кажущийся нам простым навык, нужно разбить его на несколько более простых поднавыков.

Например, чтобы научить подростка самого совершать покупки в магазине, начните с похода в киоск. Отправляйтесь вместе с ребёнком и попросите его купить одну вещь. Он сам должен отдать продавцу деньги и спросить требуемое. Если есть проблемы со счётом, сначала вместе обсудите, сколько стоит предмет и сколько у него с собой денег. Пусть он самостоятельно купит то, что нужно.

Каждый шаг недостаточно выполнить всего один раз. Требуются закрепления и повторы.

Параллельно ребёнок будет ходить с вами в ближайший супермаркет. Сначала составьте список продуктов и вместе выберите их. Попросите ребёнка оплатить покупки, но оставайтесь рядом.

Потом отправьте его одного за продуктами, но ждите у выхода. Следующий шаг — ждите его уже в машине или дома.

Потом вы можете попробовать сходить в другой магазин и попросить ребёнка самостоятельно составить список покупок.

В каждом случае будут свои нюансы в зависимости от того, какие трудности возникнут. Но любое препятствие можно обойти, разбив его на более мелкие и простые задачи.

Источник: https://Lifehacker.ru/giperopeka/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector